Московский
Городской
Психоэндокринологический
Центр
30 лет
на страже здоровья
Москва, ул. Арбат, 25/36
+7 (495) 691-71-47
с 9:00 до 21:00
(в выходные с 9:00 до 18:00)
Записаться на прием

Вопросы теории и методологии. Вклад У.Р. Биона в современный психоанализ

А.Н.Харитонов


СОВРЕМЕННЫЙ ПСИХОАНАЛИЗ

А.Н.Харитонов

Доклад на Международной психоаналитической конференции «Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике»,

г. Москва, 13-14 декабря 2008 г.

По определению и традиции всех научных дисциплин психоаналитическое движение подвержено истине как главной цели

У.Бион

1. I. Введение. Актуальность основных положений

Я хотел бы начать свой доклад с напоминания о том, что мы присутствуем при историческом событии. Впервые в России, в современном психоаналитическом пространстве проходит международная конференция по идеям известного британо-американского аналитика, ярчайшего продолжателя классического психоанализа З.Фрейда и кляйнианского течения — Уилфреда Биона. В докладе будут поставлены три вопроса и даны соответствующие им ответы для понимания мотивации актуальности обращения к У.Биону, раскрытия его персоналистской сущности и значения в современном психоанализе.

Итак, кто же такой У.Бион и каков его вклад в современный психоанализ?

Почему У.Бион?

В практике психоанализа, психоаналитической психотерапии, консультирования да и вообще психотерапии и клинической деятельности в целом в последние годы, начиная с середины 90-х годов прошлого столетия, наблюдается последовательная картина увеличения числа психотических, «пограничных» и нарциссических нарушений личности. Можно говорить в целом о нарастающей тенденции к психотизации населения, в том числе и в России (это вообще-то говоря, отдельная крупная научно-практическая, психолого-экологическая проблема, требующая своего исследования и рассмотрения на научных форумах).

У.Бион, прежде всего, посвятил свою клиническую, научную и организационно-педагогическую деятельность, а по сути, — всю свою жизнь именно психозам и психотическому мышлению. По выражению бразильского психоаналитика П.Сандлера, «У.Бион посвятил себя лечению людей, ненавидевших реальность (психотиков) и более ясно, чем невротики, демонстрировавших материал для изучения человеческих страданий, образующихся в результате влияния инстинктов жизни и смерти на бессознательные нарушения восприятия реальности, а также препятствий развитию эпистемофильных импульсов, и, следовательно, мышления» [23, c.191].

Уилфред Бион создал важнейшие оригинальные психоаналитические концепции мышления, теорию познания, групповой динамики, пренатального уровня сознания, трансформаций и др., так необходимые для аналитиков как концептуальный инструмент в работе с пациентами, группами, а также для философского, методологического обеспечения психоанализа (развития метапсихологии психоанализа). «При этом, разумеется, всегда следует помнить о том, — считает аргентинский психоаналитик Э. Табак де Бьянчеди, — что хотя У.Бион и включает в свои работы философские концепции, но пишет он все-таки о практике психоанализа и развития сознания» [25, c. 243].

Растущее влияние Мелани Кляйн, популяризация и развитие ее идей в мире, в том числе в России, (в частности, находящееся в стадии завершения шеститомное издание ее работ в нашей стране) и безусловная генетическая парадигмальная связь с ее творчеством У.Биона, который продолжил, расширил и видоизменил ее известные концепции. И, как точно заметил британский аналитик Роберт Хиншелвуд, «если существует посткляйнианская школа или традиция, то ее представляет Бион» [31, c. 268].

Востребованность, расширение пространства, развитие идей У.Биона в теории и практике современного психоанализа характерны для таких стран, как Великобритания и США (где он жил и создавал свои концепции), а также Италии, Франции, Бельгии, Бразилии, Аргентины, Израиля, Австралии и Японии. Свидетельством этого, например, является регулярное проведение международных форумов по его творчеству по примеру миланской (1997 г.), римской (2008 г.) и будущей (2009 г.) бионовской конференции в г. Бостон (США).

Почему нам сейчас особенно интересен У.Бион? Потому что имеется духовное родство его философских идей, методологических и теоретических взглядов с русской философской школы XIX-XX в.в., связь с российской культурой и ментальностью. У.Бион принадлежал к той ориентации метафизического понимания «гармонии сходства» (В.С.Соловьев), единой сущности, которая была характерна для русских мыслителей второй половины XIX века — Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского и особенно В.С.Со­ловьева.

Австралийский аналитик Невиль Симингтон, сравнивая В.С.Соловьева и У.Биона, тонко заметил: «Когда Бион говорит, что психоаналитик имеет дело с чем-то, что нельзя увидеть или потрогать, и что у тревоги нет формы или цвета, он выделяет то же, что и Соловьев. Бион называет это тревогой, а Соловьев — невидимым страданием[1]. Если Бион обращается к интуиции как инструменту, проникающему в эту реальность за пределами ощущений, то Соловьев обращается к стыду. Именно стыд сигнализирует о том, что я не откликнулся на невидимое страдание во мне или в другом» [24,c. 15].

Таким образом, можно с полной уверенностью утверждать, что российский психоанализ, психоаналитическое направление психотерапии и консультирования остро нуждаются в бионианских концепциях и будут ими обогащены, интегрируя в свой опыт оригинальные идеи и особенную технику, практику.

  1. II. Биографические данные и источники творчества У.Р.Биона

Если вы ищете ответы на вопросы,

вы получите их только с помощью

собственной интуиции и понимания

У.Р.Бион

Об основных фактах, значимых событиях и людях жизненного пути У.Р.Биона

В сборнике, выход которого приурочен к нашей конференции[2], вы сможете познакомиться с двумя материалами, посвященными биографическому очерку У.Биона и воспоминаниями о нем его супруги — Франчески Бион. Я хотел лишь назвать несколько, с моей точки зрения, удивительных, интересных фактов его жизни, выявленных в ходе подготовки к конференции, связанных с символическим смыслом его фамилии, корневая часть которой звучит как 2 — «би».

У.Бион родился и вырос в семье, где было 2 детей — он и сестра; он был активным участником двух мировых войн; награжден 2 известными орденами (один — «За выдающиеся заслуги», другой — орден «Почетного легиона»); получил 2 высших образования — по истории (1921 г.) и медицине (1930 г.); проходил анализ у двух аналитиков — Джона Рикмана и Мелани Кляйн; имел 2 творческих периода в жизни (британский — с 1940-1967гг. и американский — с 1968-1979 гг.). Главными учителями в психоанализе считал двоих — З.Фрейда и М.Кляйн; он занимал два очень ответственных поста в британском психоаналитическом движении — директора Лондонской клиники психоанализа (1956-1962 гг.) и президента Британского психоаналитического общества (1962-1965 гг.). И еще есть два личных факта биографии У.Биона с «би»-значением — два вида спорта, которыми он усиленно и с интересом занимался (регби и водное поло), и два брака, в которых он состоял (с актрисой Бетти Джардин, трагически ушедшей из жизни через пять лет их брака, и Франческой, его пожизненным соратником и другом).

Источники творчества У.Р.Биона

Блестящее, систематизированное исследование научных, философских и психоаналитических источников творчества У.Р.Биона провел бразильский психоаналитик Паоло Ц.Сандлер. Он раскрывает научную ориентацию У.Биона, основывающуюся на трудах классических и современных авторов. (Одноименная работа П.Ц.Сандлера опубликована в сборнике конференции, с которой вы можете подробно ознакомиться уже после конференции). Адекватным инструментом для реализации своей основной цели — лечения психотиков У.Бион избрал: 1) медицину и психоанализ (1930-1958 г.г.), к которым добавился 2) неопозитивизм (1959-1962 г.г.), а затем — 3) теология и искусство(1965-1979 г.г.) [23].

П.Ц.Сандлер выделил две группы источников —подтвержденные (в работах У.Биона и личной библиотеке У.Биона и Фр.Бион) и предположительные (из личной библиотеки У. и Фр.Бион) [23].

Первая группа источников включает в себя философов, в частности, философов математики, физики и науки в целом.

К философам этой группы относятся периоды, персоналии и идеи:

  • античность (Платон, Аристотель);
  • иудео-христианская традиция (Ари (Ицхак Лурия), М.Экхарт, Св.Иоанн Креста, У.Блейк);
  • средние века и Ренессанс (Т.Браун, Ф.Бэкон, Д.Вико, Р.Декарт);
  • философы Просвещения и Романтизма (Дж.Локк, Д.Юм, С.Джонсон);
  • философы Просвещения и Романтизма (А.Поуп, И.Кант, И.Гетте, Г.Гегель, Ф.Ницше).

Философы математики — это Б.Паскаль, Д.Сильвестер, Д.Кэли, А.Пуанкаре, Брауэр, А.Н.Уайтхед, Б.Б.Рассел).

К философам физики следует отнести: М.Я.Планка, А.Эйнштейна, В.Гейзенберга.

Философы науки — это историки научных идей (Причард, Брейтуэйт) и неопозитивисты (Брэдли, К.Поппер, А.Тарский, Р.Карнап).

А вторая группа источников содержит такие персоналии: 1) философов эпохи Просвещения и Романтизма — Вольтера, Д.Дидро; 2) философа математики — Б.Рассела; 3) философа науки — И.Берлина.

III. Анализ творчества, стиля, языка У.Биона

О стиле, языке, духе трудов У.Биона

Прежде, чем охарактеризовать творчество У.Биона, мне хотелось бы обратить внимание на особый стиль работ У.Биона.

«Его труды афористичны, провокативны и требуют усиленного размышления. И именно благодаря такому стилю Биона широко признают, хотя не всегда понимают. Сегодня все кляйнианцы считают, что их практика и теория в значительной степени сформированы под воздействием Биона», — находим мы в «Словаре кляйнианского психоанализа» Р.Хиншелвуда [31, c.269].

А как точно, афористично и аналитически в бионианском духе отражена суть языка У.Р.Биона в известной в России книге Л.Гринберга, Д.Сора, Э.Табак де Бьянчеди «Введение в работы Биона»: «Читая Биона, часто чувствуешь, что глубина и сила его идей подобна ряби на поверхности озера, приводящей к непрерывным изменениям его отражения. Язык Биона кажется полным сомнений, полуправды, тайны и неопределенности, передать эти аспекты его идей на деле оказывается неразрешимой задачей» [14, c.13].

О творчестве У.Р.Биона

«А на вопрос „Кто такой Бион?“ можно ответить лишь после тщательного, критического и увлеченного осмысления его творчества», — пишет Э.Табак де Бьянчеди и добавляет, что анализ творчества У.Биона говорит о том, что оно отличается «глубокой последовательностью и связностью изложения мысли» [25].

Можно выделить два периода его творчества — 1) британский (с 1940 г. — времени написания первой работы «Война нервов» до 1967 г. — книги «Вторичных мыслей») и 2) американский (с 1970 г. — выхода книги «Внимание и интерпретация»).

По мнению авторитетного итальянского психоаналитика — последователя У.Биона — Антонино Ферро (2005 г.), труды У.Биона принадлежат к трем разным периодам:

1) первый совершенно явно происходит из кляйнианской школы («А как же иначе!»);

2) второй, когда У.Бион вырабатывает (не без заметных колебаний) самостоятельный образ мыслей относительно психоанализа и предоставляет инструменты, новые понятия, которые позволяют нам обдумывать новые, неизвестные мысли;

3) третий — время проведения им «Семинаров», когда подвергается испытанию психоаналитический инструментарий во все более оригинальной, творческой манере; предлагается поток ценных идей по технике и текстов, в которых переформулируется собственная теория уже не в абстрактных модальностях верхних строк «Сетки», а вдоль линии С, через «эти изумительные провидческие описания, которые мы находим в третьей части „Воспоминания о будущем“» [28, c.254].

Проведенный нами контент-анализ и содержательный анализ полной библиографии У.Биона позволяет представить картину написанных им произведений по формам, темам и периодам их создания.

Всего творческий багаж У.Биона насчитывает 34 статьи, в том числе 4 большие, 2 рецензии, 1 некролог, 1 интервью и 26 книг, 15 из которых вышло при жизни ученого [20].

По темам и формам написанных работ его творчество дифференцируется на 3 части:

  1. I. Тематический цикл по концепциям в психоанализе, групповой психотерапии, психиатрии (Всего — 28 статей и книг).

А. Работы по группам: переживания, групповая динамика, напряжение и лидерство (11 статей и 1 книга).

Б. Работы — тематический цикл публикаций. Все основные темы: военный невроз; психиатрия в кризисе; шизофрения, шизофреническое мышление, язык шизофреника; психотическая и непсихотическая личность; высокомерие; галлюцинации; нападения на связь; М.Кляйн; научение (обучение) через опыт переживания; мышление; элементы психоанализа; «Сетка»; трансформации; катастрофическое изменение; вторичные мысли; память и желание; внимание и интерпретации; свидетельство; цезура; З.Фрейд; эмоциональная турбулентность (17 статей и 7 книг).

Еще — 3 статьи по неопределяемой тематики; 2 рецензии; 1 интервью.

  1. II. Воспоминания, размышления, военные мемуары, самоанализ, автобиография, частная жизнь, письма (Всего 9 книг, самая известная среди которых — трехтомник «Воспоминание о будущем»).

III. Семинары, лекции, дискуссии.

«Бразильские лекции Биона»  2 части, «Четыре дискуссии с У.Р.Бионом», «Семинар в Париже», «Бион в Нью-Йорке и Сан-Паулу», «Клинические семинары (2 разных издания), «Итальянские семинары», «Тавистокские семинары» (всего 9 книг).

Завершу краткий анализ творчества У.Биона словами замечательного аналитика из Британии Эдны О Шонесси: «Труды У.Биона — не священные тексты. Они дают пищу для критики, а его психоаналитические работы принадлежат не кому-либо из нас, а к „систематической совокупности“, которая есть психоанализ» [18,c.233].

  1. IV. В чем связь У.Биона с З.Фрейдом? Развитие идей М.Кляйн

У.Биона по праву можно считать ярчайшим продолжателем идей основателя психоанализа — З.Фрейда, а также М.Кляйн —создателя особой, кляйнианской традиции в мировом психоанализе. У.Бион «не уставал подчеркивать свой долг перед Фрейдом и Мелани Кляйн, особенно выделяя значение статьи Фрейда „Положение о двух принципах психической деятельности“ (1911) и теории Мелани Кляйн о ранних объектных отношениях и тревогах, а также введенного ею понятия проективной идентификации. Бион развил эти идеи и скомпоновал их по-новому, создав тем самым основание для собственных открытий» [17,c.2].

У.Бион в целом продуктивно и глубоко опирался в своих работах на принципы, теории и конструкты классического психоанализа. Проведенный нами анализ использования в творчестве У.Биона идей З.Фрейда выявил интересную картину.

Какие же основные идеи, теории З.Фрейда интегрировал и развивал в своих трудах У.Бион? Это целый ряд оригинальных фрейдовских конструктов и положений [2; 3; 4; 5; 6; 7; 8; 9; 10; 14; 16; 18; 23; 25; 28; 29; 31].

  1. Эдипова теория. (Важность семейной группы в развитии ребенка; развитие эдиповой преконцепции, роль эдипова комплекса и соответствие ему бета- и альфа-элементов в развитии психики у У.Биона).
  2. Теория о двух принципах психического функционирования (развитие принципа реальности; использование термина «чувственного впечатления», удовольствия и неудовольствия наравне с понятием «реальность»).
  3. Идеи З.Фрейда о групповой психологии (сравнение индивидуальной и групповой психологии; идея переноса в группе; творческая роль группы при формировании языка; усиление аффективности в группе с одновременным интеллектуальным уменьшением; идея либидонозных связей в группе; феномены лидерства, паники и др.).
  4. Концепция мышления, аппарата мышления (мышление как замена двигательной разрядки; изначальное существование аппарата мышления; развитие способности размышлять относительно доминанты принципа реальности; развитие позитивного и негативного; связь абстрагирования с наименованием и расширением памяти; идеи о бессознательных фантазиях, желаниях, зарождении, развитии и содержании мыслей; концепции мышления в целом; способность выдерживать фрустрацию и образование мыслей; развитие модели рефлекторной дуги, аппарата для «мысления»; освобождающий принцип как источник мышления).
  5. Идея о функции сознания, сознательных представлениях (сознание как «чувственный орган для восприятия психических свойств»; функция познания правды о себе; сознательные впечатления от самости — с равным значением; термин «сознание» — в ограниченном смысле; чувственные данные).
  6. Теория о двух базовых инстинктах человеческого существования — инстинктах Эроса и Танатоса (У.Бион к ним добавил идею эпистемофилического инстинкта «К» — способность создавать смысл).
  7. Идея о функции внимания и научении через опыт переживания как «модели» некоторых будущих переживаний — использование любого пережитого опыта.
  8. Теория сновидений, развитие функций сновидения, в особенности сохранения сна.
  9. Идея дифференциации феноменологии неврозов и психозов, «о галлюцинаторной реализации желаний при доминировании принципа удовольствия» (причисление к феноменам сна, психическим заболеваниям — и острого галлюцинаторного состояния).
  10. Применение идеи З.Фрейда об Эго как психическом феномене — состояния контакта с реальностью, способности терпения фрустраций и контроля над эмоциями.
  11. Идеи о принципе нирваны с ее отражением в развитии при помощи теории катастрофического изменения, а также связи между «сигнальной тревогой» и фундаментальными ситуациями опасности младенчества и катастрофическим изменением эмоционального роста.

Кроме этих основных теоретических положений У.Бионом применялась в развитии еще целая гамма фрейдовских идей: идея мифа (мифов); восприятие и доступ к высшей реальности с помощью интуиции; правило свободно парящего внимания; идея «искусственного ослепления себя» ради более качественной работы аналитика; имплицитное употребление концепции «трансформаций», «инвариантов»; развитие термина «контактный барьер»; идея продвижения безвременности бессознательного к ее предельным следствиям; теория релевантной психопатологии в кажущейся нерелевантности «повседневной жизни» и др.

Развитие идей М.Кляйн

У.Бион, безусловно, вышел в своем продвижении из кляйнианской формы. При этом его концептуальное направление не является простым линейным расширением предшествующей модели, а приводит к количественному скачку, как нечто очень похожее на модель М.Кляйн по отношению к модели З.Фрейда (Ферро А., 2005).

Какие базальные идеи М.Кляйн мы находим в творчестве У.Биона? (В чем их духовное и идейное родство?)

  1. Теория проективной идентификации — главная концепция М.Кляйн (роль проективной идентификации в развитии ребенка в первые 4 месяца; образование аппарата для регулирования до-представлений; признание идеи всемогущества фантазии; различение нормальной и всемогущественной проективной идентификации; изучение ее связи с теориями параноидно-шизоидной и депрессивной позиций; чрезмерная проективная идентификация и «интроективная активность»; развитие проективной идентификации как средства общения и вхождения в перенос и контрперенос).
  2. Положение о параноидно-шизоидной (PS) и депрессивной позициях (D) (Переход от PS к D и наоборот; восприятие движения в сеансе психоанализа — колебания между PS и D; взаимодействие между PS и D позициями; применение термина «избранный факт»).
  3. Концепция примитивных (ранних) защитных механизмов (особенно расщепления, проективной идентификации, а также отрицания, интроекции, проекции, идентификации, идеализации).
  4. Теория контейнирования как эмоционального развития личности (развитие механизма контейнера и контейнируемого; «преобразование опыта»; идеи контейнирования в отношении техники психоанализа).
  5. Идея символизации, особой роли формирования символов и связи символизации с депрессивной позицией (а также неспособности формирования символов — в индивидуальном развитии, психоанализе и групповой психотерапии).
  6. Теория ранних, первичных объектных отношений (об интроекции хорошего объекта — груди матери как предварительном условии нормального развития; концепция хорошей и плохой груди, объекта; идея о частичных объектных отношениях; отделение любви от ненависти, диссоциации и др.).
  7. Теория зависти (опора на нее, в т.ч. при дифференциации психотической части личности от непсихотической).
  8. Теории, идеи о психотической тревоге, психотических фантазиях, страхах, о психозах (гипотеза о психической тревоге; фантазии и примитивные атаки на грудь во время PS позиции; идеи о психотических страхах, связанных с фантазийными частичными объектами; представления о фантазийном нападении на мать, грудь; о неспособности психотиков выдерживать депрессивную позицию и др.).
  9. Опора на воззрения М.Кляйн на ранние стадии Эдипова комплекса, Эдипова конфликта.
  10. Идея М.Кляйн о регрессии, в контексте психоаналитической работы.
  11. V. Основные теоретические концепции У.Биона — его вклад в современный психоанализ.

Ответив на два поставленных в докладе вопроса «Почему У.Бион?» и «Кто есть У.Бион?», раскрою основную сущность его вклада в современный психоанализ.

Вслед за Эдной О’Шонесси и Р.Шафером я считаю, что научный вклад У.Биона «есть преобразование трудов его предшественников, особенно З.Фрейда и М.Кляйн», а также его концепции взаимосвязаны с работами современников-коллег — Г.Розен­фельда, Х.Сигал и Д.Винникотта. В мысли У.Биона имеются три вида рисков, которые отмечает его яркий последователь итальянский аналитик А.Ферро: «Во-первых, риск мистической тенденции, которая приводит к употреблению языка, который делал бы ясными понятия, которые, как-никак, несложны и полезны... Второй риск — сверхсубъективная тенденция, когда на смену творчеству аналитика, которое может быть лишь плодом подлинной встречи умов пациента и аналитика во время сеанса, приходит эзотерически непонятное состояние, в котором оказывается приемлемым все, что угодно. И последний риск — формалистическая тенденция, когда реальное общение заменяется употреблением бионовского языка, его жаргона» [28, c.255-256].

Что же, в действительности, привнес У.Р.Бион в течение современного психоанализа? [2; 3; 4; 5; 6; 7; 8; 9; 10; 13; 14; 17; 18; 23; 25; 28; 29; 31; 33; 34; 35; 36; 37; 38; 39; 40].

  1. У.Бион впервые создал в психоанализе оригинальную концепцию мышления, шизофренического мышления и языка. (Пожалуй, — это его главное достижение).
  2. У.Бион впервые разработал концепцию психотической и непсихотической части личности, психозов, их разума и мира, усилив также теорию временной последовательности сознательного и бессознательного гипотезой одновременного появления сознательного и бессознательного для прояснения психотических феноменов.
  3. Обосновал и предложил собственную теорию анализа групп, групповой динамики, исследования групповых феноменов.
  4. Выдвинул собственную теорию познания, обучения через опыт переживания (знания и незнания, проявление постоянного интереса к инстинкту познания — «К»-связи).
  5. У.Бион внес в психоаналитическое учение новую теорию психических трансформаций/инвариантов (различных типов преобразований, в т.ч. преобразований в галлюциноз).
  6. У.Бион разработал в последний период творчества концепцию пренатального уровня сознания (структура сознания; пренатальное значение; его рост и не-рост).
  7. У.Бион развил фрейдовскую теорию сновидений и выдвинул концепцию мыслей, рожденных сном наяву — «waking dream thought» (более ясное описание сновидческой работы бодрствующего состояния).
  8. У.Бион творчески развил теорию эмоционального контейнирования личности, отношений контейнер-контейнируемое, ♀ ♂.
  9. Он соединил понятия преконцепции И.Канта с теорией М.Кляйн о материнской груди и эдиповой теорией З.Фрейда.
  10. У.Бион креативно развил теорию проективной идентификации М.Кляйн, включая метод коммуникаций как одну из ее доминантных функций и выделяя проективную идентификацию в норме и патологической форме.
  11. У.Бион переработал и продолжил развитие теории символизации М.Кляйн, включающей более широкие формы коммуникации и примитивной символизации, выражающиеся конкретными (точными) примерами отыгрывания пациентов и позволяющие лучше понимать психотические проявления.
  12. У.Бион внес неоспоримый вклад в развитие теорий З.Фрейда о двух принципах психического функционирования в терминах Эго и онтогенеза и превратностей процессов аппарата мышления.
  13. У.Бион в высшей степени отличается в современном психоанализе тем, что предложил особый взгляд на методологию, философию (использование абстрактных истин) и их применение для клинической практики; он фактически подвел под психоаналитическую теорию и технику научный базис, основанный на таких физико-математических моделях, как моделирование психоаналитических концепций и математическое моделирование).
  14. У.Бион впервые в психоанализе разработал инструмент для рефлексии аналитика, его практической работы — анализа терапевтического процесса — «Сетку» («сеть», «решетку», «таблицу») с элементами психоанализа с целью размышлений об аналитической работе, обмена информацией о ней коллег-психо­аналитиков за рамками сессий как таковых.
  15. У.Бион создал собственный арсенал символов для обозначения и презентации основных психоаналитических теорий и понятий.

Используя анализ содержания «Словаря кляйнианского психоанализа» Роберта Хиншелвуда и исследовав все его статьи, касающиеся У.Биона и его концепций, было выявлено, что в целом отражают его идеи статьи, где обсуждаются следующие понятия: 1) «проективная идентификация»; 2) «альфа-функция»; 3) «базовые допущения»; 4) «безымянный ужас»; 5) «бета-элементы»; 6) «контейнирование»; 7) «мечтание» («reverie»); 8) «мышление»; 9) «память и желание»; 10) «преконцепция»; 11) «причудливые объекты»; 12) «психоз»; 13) «связь»; 14) «эпистемофилия»; 15) «PS↔D».

А теперь раскрою сущность и содержание того, что входит в понятийном отношении в каждую из 7 основных концепций У.Биона (п.1-7).

В качестве ремарки замечу, что отдельные понятия повторяются в разных теориях (они соединены общей идеей У.Биона).

  1. Психоанализ групп, групповой динамики, групповых феноменов

«Группа-как-целое», по У.Биону, демонстрирует перенос на лидера в группе в форме групповой культуры, которая пронизана непроговоренными и бессознательными допущениями разделяемых всеми участниками группы. У.Бион дифференцирует 3 варианта допущений по поводу природы группы, ее лидера, задач группы и ролей ее членов. Эти базовые допущения определяются по эмоциональной окраске атмосферы в группе и делятся следующим образом:

а) базовое допущение зависимости;

б) второе — базовое допущение борьбы/ бегства;

в) базовое допущение образования пар [2; 19; 31, с.261].

Ученый противопоставлял состояние группы, построенное на базовых допущениях, и рабочую группу, где все участники соотносят свои действия с осознанной, определенной и принятой целью. У.Бион считал базовые допущения некими «валентностями», которые неизбежно притягивают людей друг к другу и формируют принадлежность к группе. Он прилагал характеристики базовых допущений к работе социальных институтов, в частности армии, церкви, аристократии. Впоследствии У.Бион пересмотрел идею о допущении образования пар и считал ее базовой для всей жизни группы как принципиальный метод исследования социальной контейнирующей функции и необходимый способ понимания взаимодействий между индивидом и обществом — «мистиком и учреждением».

В психоанализ групп в концепции У.Биона входит целый набор терминов и понятий: «групповое мышление»; «групповая культура»; «базовое допущение»; ba D; ba F; ba P; «избегание фрустрации», «кооперация»; «валентность»; «базовые группы; «зависимая группа»; «отклоняющаяся от нормы реакция»; «катастрофическое изменение»; «инсайт»; «язык достижения»; «рабочая группа»; «организация культуры»; «специализированные рабочие группы»; группа как «контейнер»; «валентность»; «инвариантность»; «подрыв системы»; «мистик» и «учреждение»; отношения между ними — «попутные» («компенсальные»), «симбиотические», «паразитические»; «протопсихический феномен, состояние, система» [14; 31].

  1. Концепция психозов, психотической и непсихотической части личности

Сущность «психотической личности» сводится в большей степени к психическому состоянию, нежели к психиатрическому диагнозу, и подразумевает форму психического функционирования, проявляющуюся в поведении, в языке и в воздействии на наблюдателя. С позиции У.Биона, это психическое состояние всегда сосуществует с другим — «непсихотической личностью». А находящийся в психоанализе индивидуум будет демонстрировать признаки каждого из этих состояний при доминантности одного из них и различной степени их стабильности и организованности. Исследуя «психотическую личность» с разных точек зрения, важно выявлять психические механизмы, ее организацию и структуру, и соотносить эти механизмы с теми, которые используются «непсихотической личностью».

У.Бион придает особое значение в форсировании «психотической личности» «патологической проективной идентификации», которая имеет место при некоторых психозах, а также используется психотической личностью, отличающейся завистью и жадностью. Существование этой неистовой силы определяется врожденным темпераментом и взаимоотношениями с матерью, которая оказалась неспособной выполнять свои функции принятия, контейнирования и преобразования проецируемых младенцем бурных эмоций. У психотического пациента обнаруживаются следующие клинические проявления переноса: атака на установление связи; надменность; галлюцинации; смена точки зрения на противоположную; статическое расщепление и вынужденное расщепление.

В концепцию психозов У.Биона включен следующий понятийный аппарат: «психотическая личность»; «непсихотическая личность»; «аннигиляция»; «проективная идентификация» в норме и «патологическая проективная идентификация»; «причудливые (странные) объекты»; «минус ♀ ♂», «плюс ♀ ♂», «; «изменение фрустрации»; «представление» вещи-в-себе; «избегание фрустрации»; «атака на установление связи»; «высокомерие»; «галлюцинации» («преобразование в галлюциноз»); «смена точки зрения на противоположную»; «статическое расщепление» («кратковременные и мимолетные галлюцинации»); «вынужденное расщепление»; «катастрофическое изменение»; форма осязания — «гипербола» [4; 7; 8; 14; 31].

  1. Оригинальна концепция мышления У.Биона

У.Бион постулировал исходные понятия, основанные на допущении, что «размышление» есть функция личности, которая возникает в результате взаимодействия разных факторов. Область исследования, в которой он применяет понятие «альфа-функция», включает в себя процессы мышления, в виде конечных продуктов (жестов, слов, сложных фраз). Термином «мышление» У.Бион определяет «мысли, восприятия, представления и мысленное соответствие и понятия» [14, c.65].

Теория «альфа-функции» постулирует наличие функции личности («альфа-функции»), задействующей впечатления, воспринятые переживания, преобразуя их в «альфа-элементы». Они представляют собой те чувственные впечатления и переживания, в которые трансформировались зрительные, слуховые, обонятельные или другие образы в психической сфере. А нетрансформированные чувственные впечатления и эмоциональные переживания у У.Биона носят название «бета-элементов». Он также вводит термины «контактный барьер» (относится к группе альфа-элементов, устанавливающих контакт и разграничение сознания и бессознательного) и «экран бета-элементов» (для обеспечения психических состояний, в которых отсутствуют различия между сознательным и бессознательным, сном и бодрствованием, и способность образовывать связи).

«Альфа-элементы», «контактный барьер» и «бета-элементы», «бета-экран» образуются в результате процессов, связанных с восприятиями, эмоциями из непосредственного опыта, а их зависимость определяется степенью и способом функционирования «альфа-функции». Бионовская теория мышления предполагает сочетание преконцепции и реализации, результатом которого становится концепция и продвижение вперед в построении мысли и теорий.

По У.Биону, мышление предполагает два совершенно различных процесса: 1) мышление, которое продуцирует мысли; 2) мышление, которое использует более ранние мысли (гносеологически). Для второй формы мышления требуется выделение в психике аппарата для обдумывания мыслей, в формировании которого задействуются два базовых механизма:

  • динамическое взаимодействие между контейнируемым (♂) и контейнером (♀);
  • динамическое отношение между параноидно-шизоидной и депрессивной позициями (PS↔D).

Концепция мышления включает в себя следующую обширную группу понятий: «размышление»; «функция»; «факторы»; «альфа-функция»; «бета-элементы»; «контактный барьер»; «экран бета-элементов»; «миф»; «модель»; «прото-мысли»; «вещь-в-себе»; «мышление»; «до-представление»; «реализация»; «понятие»; «способность терпеть фрустрацию»; «избегание фрустраций»; «модификация» (ее); ♀ ♂; PS↔D; «мечтание» («reverie»); «избранный факт»; «шаги преобразования»  «оглашение», «общение», «здравомыслие»; «Сетка»; «элементы психоанализа» (набор категорий «Сетки») [9; 10; 14; 17; 22; 31; 38].

  1. Теория познания, научения через опыт переживания и нарушений в этих процессах

В своей концепции познания У.Бион развивает представления об источниках познания, получения знаний, а также некоторые позиции, затрагивающие «психоаналитическое знание».

«Теория познания, которую можно вывести из работ У.Биона, это теория, полагающая, что познание берет свое начало в примитивном эмоциональном опыте, иногда вмешивающемся в более поздний опыт открытия, освоения и формулирования новых идей в какой-либо области, будь то наука, эстетика, психоанализ или что-либо еще» [14, c.109].

В кантианском смысле до конца реальность объекта непознаваема. В психоанализе объектом познания становится собственная психическая реальность или такая же — другого человека.

Одна из ключевых проблем познания — это то, что психическая реальность не является объектом физического чувственного восприятия. В концепции У.Биона считается, что аналитик имеет дело с психоаналитическими объектами. В ходе психоанализа он пытается выявить их и с помощью удачных абстракций и преобразований найти способ передачи природы этих объектов. В процессе постоянного эволюционного взаимодействия у младенца возникают различные концепции, понятия, словарь и язык, дающие возможность их всестороннему развитию и использованию. Данная концепция насчитывает в своей структуре следующую гамму понятий: «объект познания в психоанализе»; «интуиция»; «абстрагирование»; «трансформации»; «связь»; «К-связь»; «L-связь»; «H-связь»; «психоаналитическая функция личности»; «понимание»; «модифицирование боли в „К“-связи»; «обладание знанием»; «минус К» («-К-связь»); «мифы»; три классических мифа — «О райском саде»; «Миф об Эдипе»; о «Вавилонской башне»; а также два других — о «реальном погребении Юра» и о «смерти Палинура»; «психоаналитический объект»; формула +Y(μ)(ξ)(ψ); «позиция»; «точка зрения»; «угол»; «перспектива»; «корреляции»; «конфронтации»; «правда»; «ложь»; «обман»; «мечтание» («reverie»); отношения между мыслителем и «мыслью»  «попутные», «симбиотические», «паразитические» [5; 14; 31].

  1. Теория трансформаций (преобразований), инвариантов

У.Бион предложил теорию трансформаций, относящуюся не столько к основополагающему содержанию психоаналитической теории, сколько к практике психоанализа, в особенности к наблюдению.

«Понятие инвариантность тесно связано с понятием трансформация и обозначает то, на что процесс не повлиял. Инвариантность позволяет распознать исходный предмет в конечном продукте трансформации» [14, c.81].

Инвариантность всегда сильно зависит от контекста, в котором реализуется трансформация, а также — от позиции, занимаемой наблюдателем в отношении явления. В концепции трансформаций методы и техники, используемые для реализации преобразований, именуются «группами преобразований».

У.Бион в сфере мышления дифференцирует следующие группы преобразований: 1) «преобразование движения»; 2) «преобразование проекций»; 3) «преобразование в галлюциноз».

«Преобразования движения» подразумевают в психике малую деформацию, оставляют инвариантными более или менее постоянно некоторые значения, другие характеристики и рассматриваются как способ трансформации в сфере эмоций, мыслей и слов.

«Преобразования проекций»  здесь используемой моделью является трансформация, которая сохраняет инвариантность свойств иных, чем при преобразованиях движения (здесь также используются другие методы преобразований, а события, далекие от происходящего на сессии во времени и пространстве, рассматриваются либо как часть сессии, либо как аспекты личности аналитика).

Третий тип трансформации — «преобразование в галлюциноз», конечным продуктом которого может быть, помимо прочего, галлюцинация, в свою очередь, как проявляющаяся клинически, так и не проявляющаяся у пациента. Поведение, язык, действия, которые характеризуют функционирование психотической части личности, являются, по сути, проявлениями преобразований в галлюциноз.

Эта теория включает свой понятийный ряд: «трансформация»; «инвариантность»; «психоаналитическое наблюдение»; «исходный факт»; «процесс трансформации»; «конечный продукт»; символ О; «Т-альфа (Та); «Т-бетта» (Tβ); «инвариант»; «группы преобразований»; «преобразование движения»; «преобразование проекции»; «преобразование в галлюциноз»; «О (пациент)»; «Т (пациент)β»; Т(р)а; Тр; О аналитик (Оа); О пациент (Ор); «галлюцинации»; «бедствие»; «катастрофа»; «безымянный ужас»; «психотическая паника»; «время»; «пространство»; «абстрактные символы»: (.) — точка; (-) — линия; (.) (-) — «устойчивая связь»; минус точка — (.); минус линия — (-); «полностью непознаваемая реальность»; «абсолютная истина»; «реальность»; «вещь-в-себе»; «бесконечность»; «неизвестное»; «катастрофическое изменение»; «насилие»; «подрыв системы»; «инвариантность»; «бытие ответственности», «бытие жадности», «бытие садизма»; «бытие сумасшествия», «бытие убийцы», «бытие Бога»; «интуиция»; «психоаналитическая позиция»; «эволюция»; «бытие терпения»; «бытие спокойствия»; «избегание воспоминаний и желаний»; «способность терпеть страдание и фрустрацию»; «факты и причины»; «язык достижения» [14; 31; 39; 40].

  1. Концепция пренатального уровня сознания.

По мнению Э.Табак де Бьянчеди (2005 г.), концепция протоментального состояния сознания (1948-1951 гг.) плавно сменилась у У.Биона в 70-е годы концепцией пренатального уровня сознания. Эта концепция (1976 г.) отчасти заменяет более ранние гипотезы ученого о происхождении и функционировании психотической части личности, а также предположение о том, что в глубинных структурах сознания человека присутствует «субталамический ужас» как одна из возможных попыток объяснения некоторых спонтанных проявлений личности [25].

  1. Концепция «мыслей сновидений наяву» или «дневного онейрического мышления».

По мнению А.Ферро (2005 г.), это наиболее значительная и важная концепция У.Биона. Наше мышление, кроме сновидений, посредством своей альфа-функции постоянно производит операцию альфа-бетизации всех сенсорных стимулов и прото-эмоций, которые мы получаем. Конечная цель (точка) этой операции —образование альфа-элементов, которые при их последовательном расположении образуют мысли сновидения.

А. Эта концепция позволяет аналитику проводить постоянный мониторинг аналитического поля, т.е. с ее помощью можно получить информацию о том, как интерпретация была воспринята, отвергнута или понята пациентом, и таким образом, модулировать свои интерпретативные интервенции.

Б. Эта концепция решает проблему внешней реальности, поскольку все, что должно нас интересовать,  это происходящее в кабинете, где проходит анализ.

Важный вопрос здесь — как аналитик и пациент функционируют или не функционируют вместе? И тогда самые абстрактные, и наиболее конкретные формы коммуникации могут толковаться как «нарративные дериваты» мыслей сновидения наяву в процессе их формирования в настоящий момент времени.

В. Эта концепция смещает внимание аналитика с содержаний сновидения на то, что оно само генерирует. Фокус перемещается с такого типа психоанализа, который имеет целью снятие покрова вытеснения или интеграцию расщеплений, на другой тип психоанализа, заинтересованного в развитии средств, которые делают возможным развитие и создание мыслей, т.е. ментального аппарата для сновидения и мышления [28; 29, с.332; 32].

  1. VI. Практика и техника У.Биона

Для психоаналитика важен выбор между процедурами,

нацеленными на избегание фрустрации, и процедурами,

нацеленными на ее изменение. Это решение является

кардинально важным [5, c.43]

Если говорить в целом о вкладе У.Биона в современный психоанализ, то его достижения не только ограничиваются разработанными концепциями, но и отражены в практике и технике психоанализа. Прежде всего, У.Бион продолжил клинические традиции своих главных учителей — З.Фрейда с его классической техникой и М.Кляйн (кляйнианскому анализу и техникам). И в то же время, занимаясь лечением психотических пациентов, он привнес оригинальные идеи в понимание психоаналитического процесса, применение технических принципов, правил, методик.

В методике У.Биона толкование имеет три признака: 1) расширение поля ассоциируемых идей; 2) расширение мифа и 3) расширение страстей [28; 29].

Практика У.Биона ярко продемонстрирована в целом ряде его клинических, теоретических работ. Российские специалисты уже имеют прекрасную возможность ознакомиться с клиническими примерами, виньетками, техническими идеями У.Биона в его работах, изданных на русском языке.

  1. Обращаю ваше внимание на то, что пример групповой аналитической работы клинически точно и подробно раскрыт в статье «Групповая динамика: новый взгляд» [2].
  2. Гамму интерпретаций, примеры сессий с психотическим пациентом можно увидеть в статье «Отличие психотической личности от непсихотической» [8].
  3. Рассмотрению галлюцинаторного процесса, галлюцинаций на клинических примерах посвящена его статья «О галлюцинации» [7].
  4. Шесть блестящих клинических виньеток о пациентах-психотиках помещены в статье «Нападения на связь» [4].
  5. Клиническое иллюстрирование преобладания в личности инстинкта смерти, когда гордость становится высокомерием, продемонстрированы в статье «О высокомерии» [6].
  6. Клинические и технические идеи психоанализа, посвященные психоаналитическому наблюдению, значению каждого сеанса, ряду правил — уклонению от памяти и желаний и др., отражены в статье "Заметки о памяти и желании«.[3].
  7. Ярким смыслом бионовской практики наполнена его книга, которая впервые изданная на русском языке представляется на нашей конференции, — «Элементы психоанализа». Это ответы на вопросы: как работать с «Сеткой», с элементами психоанализа аналитику после сессий и между ними; целый ряд корректных и точных правил, идея боли, умения терпеть, об активности и ее формах у пациента, медитативный взгляд на работу аналитика и удивительно точное поэтапное, условно схематичное описание психической работы аналитика [10].
  8. В книге «Научение через опыт переживания» У.Бионом кратко описаны клинические явления, имеющие отношение к познанию, больше в терминах М.Кляйн, также рассматриваются проблемы записи сессий и использованных аналитиком теорий, в контексте практики психоанализа обсуждается процесс формирования модели и абстракции [5].
  9. В работе «Внимание и интерпретация» (1970 г.) У.Бион дает нам яркую иллюстрацию применения своей самой известной техники — контейнирования, отношений контейнер-контейнируе­мое [31; 36]:

«Пациент окажется не в состоянии передать значение. Или же значение, которое он захочет передать, окажется слишком интенсивным, чтобы он смог его должным образом выразить. Или же формулировка окажется столь ригидной, что он почувствует, что передаваемое значение утратило всякий интерес или жизненность. Подобным образом интерпретации, представленные аналитиком, „контейнируемое“, встретят, как будто бы дружественный отклик и будут повторены в целях подтверждения, а оно лишит „контейнируемое“ значения путем сжатия или оголения. Неспособность усмотреть или продемонстрировать суть может вести к внешне прогрессирующему, но фактически бесплодному анализу. Спасти ситуацию может наблюдение за колебаниями, которые сейчас делают аналитика „контейнером“, а анализируемого — „контейнируемым“, а через секунду меняют их роли на противоположные /.../ Чем больше аналитик начинает разбираться в конфигурации „контейнера“ и „контейнируемого“ и в событиях в ходе сеанса, которые примерно соответствуют этим двум репрезентациям, тем лучше» [36, c.108].

В завершающей части доклада я хотел бы привести иллюстрированные виньетки бионовской архитектоники мыслей относительно практики и техники психоанализа. Считаю эту часть аналитического материала о У.Бионе очень ценной и для опытных клиницистов (психоаналитиков, психотерапевтов, психиатров), и для аналитической молодежи, которая пытливо тянется к новым знаниям, практике психоанализа. И те, и другие присутствуют в зале — на первой Бионовской конференции в России.

Идеи У.Биона относительно практики и техники психоанализа

Об уважении к правде. Без правды эффективный анализ невозможен, «без этого психика умрет от голода». Опыт научил У.Биона ценности уважения к пациенту и тому уникальному правдивому знанию о себе, которым тот владеет [10;11, c.39].

О признании боли, развитии способности страдания у пациента. Ключевой факт в анализе — боль! Страдание У.Бион считал одним из элементов психоанализа, анализ должен быть болезненным, так как без рассмотрения боли не затрагивается одно из центральных оснований существования пациента. Аналитик должен пытаться развивать способность пациента страдать, несмотря на их взаимную надежду облегчения боли. Боль, при этом, связана с развитием, ее степень и важность зависят от связи ее с другими элементами [10; 11].

Об избавлении от воспоминаний и желаний (о памяти и желании). Аналитику следует избавляться от воспоминаний и желаний, так как они вмешиваются в способность аналитика фокусировать его внимание на «здесь» и «сейчас», разрушают его способность к наблюдению. И не позволять «предполагаемым событиям захватывать ваш ум», уклоняться от любых желаний приближения завершения сеанса, недели, цикла, желаний — результата, «лечения» или даже понимания [3; 11; 15].

О каждой сессии как новой истории, о неизвестном. У каждой сессии, по мнению У.Биона, не должно быть ни истории, ни будущего, единственно важным ракурсом рассмотрения может быть неизвестное. Каждая сессия — как новая история, сопровождающаяся развитием на каждом сеансе, а способность аналитика запоминать материал сеанса должна быть тесно связана со способностью забывать [3; 11].

О толковании роли тишины, молчания. «Иногда тишина — это ничто, ноль, зеро. Но иногда тишина полна смысла и значения, и это уже не 0, а 101 — предшествующие и последующие за ней звуки превращают ее в ценную коммуникацию, как паузы в музыке или впадинки в скульптуре» [11, c. 42].

Об активности пациента, ее формах. В большинстве своем активность пациента реализуется в размышлениях. Основные формы такой активности проявляются, как: обращаться за помощью; проявлять жестокость по отношению к аналитику; искать выход к чувствам любви и великодушию и др.; делать это мысленно, проговаривать об этом с аналитиком; размышлять вслух; иногда — выражать в действии. При этом важное значение придается самопознанию, функции и аппарату пре-концепции [10].

Об осторожном использовании научного метода (его уязвимость) в практике психоанализа. Аналитик с осторожностью должен применять даже самый признанный научный метод, столкнувшись со сложностями человеческой психики. Несмотря на тщательные разработки, любой метод может оказаться столь же уязвимым, как и психотическое мышление [5].

Об особой, первостепенной роли «К»-связи в анализе (а не «L»-связи, «Н»-связи). Для У.Биона в практике психоанализа доминантную роль, важность играет «К»-связь (инстинкт познания) при определенном игнорировании «L»- и «Н»-связей, так как в психоаналитической работе «К-связь» — познание особо уместно при научении через опыт переживания в психоанализе [5].

О способности терпения, выдерживания (и аналитика, и пациента). Аналитик должен уметь выдерживать стрессы, проективные идентификации, проекции и интроекции пациента и иметь способность к выдерживанию отброшенных отщепленных аспектов других личностей с сохранением сбалансированной точки зрения в анализе. А у пациента необходимо вырабатывать способность терпеть фрустрацию, что позволит ему приспосабливать свою всемогущественную фантазию проективной идентификации к реальности [5].

О бесполезности и неуместности написания заметок (о пациенте). У.Бион считал, особенно в более поздний период своей деятельности, неуместным собирание записей о пациентах, что находил утомительным и часто бессмысленным. Он обнаружил: то, что помогало прояснить его мысли сразу после сессий, спустя какое-то время прояснить уже ничего не могло (память не должна рассматриваться как большее, чем иллюстрированная передача эмоционального опыта). В то же время более ценный метод «продумывания» всего комплекса практических проблем — это помещение клинического опыта в научные труды [3; 11].

Об идее «быть — как один» с пациентом. Это одна из центральных техник У.Биона. Когда ум лишается соблазнов, «помехи, привнесенные учебой, практикой и прошлым опытом, сводятся к минимуму». Вначале этот подход может пробуждать тревогу, страх в аналитике, однако важно на каждой сессии акцентировать внимание на том, что происходит с пациентом и «быть — как один с ним» [11, c.40].

Об использовании умозрительных представлений, образного фантазирования аналитика. У.Бион всегда был сторонником использования умозрительных представлений и образного фантазирования, без которых аналитик не способен создать достаточно благоприятные условия для развития зачатков (истоков) теоретической мысли. При этом стоит ограничивать их в определенном смысле, не впадая в состояние напыщенности, отравленной оптимизмом, пессимизмом и отчаянием [11].

О сферах согласия и разногласия между аналитиком и пациентом. Именно клиническое наблюдение определяет, в чем пересекаются взгляды аналитика и пациента. Само наличие согласия между аналитиком и пациентом является наглядным, очевидным фактом, а разногласия (они могут быть такими же выдающимися) — совсем не очевидны. Поэтому конфликт между взглядом, который общий для обеих сторон, с одной стороны, и собственной позицией пациента — с другой, заключается не в конфликте между разными группами идей (как при неврозах), а является конфликтом между «К» и минус «К» [10].

Об аналитической процедуре как манифестации любопытства. Аналитическая процедура проявляется как манифестация любопытства, которое «ощущается компонентом, внутренне присущим (психологическому) бедствию. Вследствие этого сам факт анализирования пациента делает аналитика сообщником в усилении регрессии и превращении самого анализа в эпизод отыгрывания... Альтернативным ходом является принятие этого отыгрывания и регрессии как неизбежных и по возможности обращение их на пользу дела» [6, c.142].

Об осознании опасности природы психоаналитического опыта. Психоаналитическая ситуация бурно насыщена эмоциями для обоих находящихся в ней людей. По мнению У.Биона, аналитик, как офицер в битве, должен оставаться достаточно здравомыслящим, чтобы не бояться и в то же время не терять способность четко формулировать мысли и толковать то, что он осознает, в доступное сообщение [11].

Идея о компенсации ограничений вербальных коммуникаций в анализе. У.Бион понимал, что аналитик должен очень остро ощущать необходимость использования всех органов чувств из-за ограничений исключительно вербальных коммуникаций, чтобы принимать любые послания от пациентов, какими бы трудноуловимыми и какого бы рода они ни были. Например, поэты, скульпторы, композиторы и математики используют для своих посланий различные воздействия, глубоко проникающие и длительно сохраняющиеся [11].

О вопросе душевного состояния аналитика во время сессии. Между состоянием бодрствующего сознания, способностью вербализовать впечатления и состоянием сна существует чрезвычайно тонкая грань. У.Бион обнаружил то, что оказаться на необходимой волне удается достаточно редко, и чтобы опознать это состояние, его требуется испытать. Он мог «проснуться», обнаружив, что ему удалось пролить свет на то, что ранее было «темным пятном» [11].

О применении вопросов, сарказма в технике. Характерным для техники У.Биона было использование вопросов; когда пациент говорил о чем-то в концептуальных терминах, он часто или почти всегда спрашивал, о чем специфическом тот думает. В случае успеха он не только понимал эмоциональное переживание, но и мог привлечь внимание к дополнительным психическим или «протопсихическим переживаниям», ожившим в пациенте благодаря использованию эмоций. Довольно частым свойством техники У.Биона было применение сарказма, который иногда мог шокировать, ошеломлять, пугать и смущать пациента, на что в ответ он становился более жестким и стойким [15].

Об избирательной оценке важности переноса. У.Бион пересматривал концепцию переноса и считал, что его интерпретация должна быть очень доскональной и относиться ко всему материалу без исключения в анализе, но при этом очень избирательной в оценке его важности [10].

Об использовании метода повторного переживания сессии. У.Бион в последние годы клинической практики прибегал к оригинальному способу повторного переживания сессии — например, он рисовал карикатуры пациентов, естественно, соблюдая этические правила и принцип конфиденциальности [15].

О роли «Сетки» как способе сохранения интуиции аналитика. «Сетка» как система обозначений реализовывалась для описания проблем анализа, работы над ними, как система, которая бы позволяла регистрировать аналитическую работу как математическую модель обозначения фактов. Процедуры относительно элементов психоанализа «Сетки» помогают сохранять интуицию аналитика в ходе тренинга между сеансами и способствуют запечатлению в памяти работы в ходе сессии [5; 10; 11].

Завершу изложение клинических взглядов У.Биона отрывком из статьи Дж.Гуча, в котором У.Бион предстает как аналитик со своим неповторимым стилем, а Дж.Гуч — как анализанд: «Вспоминаю одну сессию во время первого года моего анализа, когда У.Бион начал интерпретацию чего-то сказанного мной, связь с чем была в то время очевидной. Интерпретация была дана типичным кляйнианским языком частичных объектов. Меня крайне возмутил такой бессмысленный набор жаргонных слов, но прежде чем я смог выразить свое недовольство и разочарование, У.Бион сказал приблизительно следующее: „Я не имею представления, есть ли какая-то правда в том, что я сейчас сказал, и имеет ли это какой-то смысл в более конкретных и практических терминах. Однако у тебя оно может быть, поэтому я сказал это на тот случай, если у тебя имеется какое-то знание по этому поводу“. Я застыл от изумления. Мне показалось, что комната буквально засияла. На меня нахлынул поток ассоциаций, действительно эмоционально живых вместе с чувствами удивления, радости, открытия, надежды и тому подобного. Я понял, что таким способом со временем можно проводить непрерывный самоанализ. Этот случай показывает также веру У.Биона в психоанализ и его эстетические качества, желание преодолеть препятствие, не упустить шанс использовать связь, которую мы установили» [15, c.357].

VII. Заключение. Выводы по докладу

Завершая концептуальное изложение научного вклада У.Биона в современный психоанализ, подведем итоги наших размышлений.

Во-первых, У.Бион предстает перед нами как многогранная, талантливая личность с новаторским стилем как историк, психиатр, психоаналитик — практик, философ-методолог, ученый-исследователь, основатель научной школы в психоанализе и одновременно продолжатель кляйнианского течения.

  • Его учение — это отдельное направление в современном психоанализе, вышедшее из традиции Мелани Кляйн и продолжающее фрейдовские идеи классического психоанализа.
  • Это очень ценные, оригинальные авторские концепции, конструкты и техники.
  • Это — акцентирование позиций на работе с тяжелыми пациентами (психотического уровня) в отличие от классического психоанализа, проявлявшего больший интерес в отношении лечения неврозов.

Во-вторых. В России, несмотря на пока небольшой перечень изданных работ самого У.Биона и о нем, его идеи будут развиваться в связи с актуальностью практических проблем, затронутых в его трудах, из-за интересного, необычного стиля, продуктивных концепций и специфичности бионовской практики.

В-третьих. Первый научный форум в России по У.Р.Биону — это серьезное начинание, импульс к развитию его идей в практике российских специалистов в области психоанализа, психиатрии, психотерапии, психологии и философии.

И в завершение — метафора в русле бионианского мышления: из бета-элементов бесовских подвалов «смердяковщины», «раскольниковых», «мышкиных», «игроков»" российского бессознательного, по Ф.М.Достоевскому, появятся благодаря продуктивной альфа-функции яркие позитивные альфа-элементы (чувственные впечатления и эмоциональные переживания), в которые преобразовались в психической реальности философской, психологической, психоаналитической мысли разнообразные представления и образы концепций, теорий З.Фрейда, М.Кляйн и У.Биона...

Вслед за Эдной О’Шонесси солидаризируюсь с ее бережным стремлением сохранить и творчески развивать наследие идей У.Биона, в том числе, у нас в России: «Учитывая величие души У.Биона, он, разумеется, желал бы, чтобы мы исключили любые ложные направления его мысли и сохранили и развили его истины — истины, которые (как он мог бы сказать сам), коль скоро они принадлежат к совокупности исследований, составляющих психоанализ, в конечном счете, не нуждаются ни в мыслителе, ни даже в авторе» [18, c.234].

Литература:

  1. Амброзиано Л. Импульс к существованию// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С. 376-386.
  2. Бион У.Р. Групповая динамика: новый взгляд// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.47-96.
  3. Бион У.Р. Заметки о памяти и желании// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.180-188.
  4. Бион У.Р. Нападения на связь// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Ха-ритонова. — М.: РПО, 2008. — С.149-167.
  5. Бион У.Р. Научение через опыт переживания/ Пер. с англ. — М.: Когито-Центр, 2008. — 128 с.
  6. Бион У.Р. О высокомерии// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Ха-ритонова. — М.: РПО, 2008. — С.141-148.
  7. Бион У.Р. О галлюцинации// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Ха-ритонова. — М.: РПО, 2008. — С.120-140.
  8. Бион У.Р. Отличие психотической личности от непсихотической// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.97-119.
  9. Бион У.Р. Теория мышления// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Ха-ритонова. — М.: РПО, 2008. — С.168-179.
  10. Бион У.Р. Элементы психоанализа/ Пер. с англ. — М.: Когито-Центр, 2008. — 127 с.
  11. Бион Ф. Дни наших жизней// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Ха-ритонова. — М.: РПО, 2008. — С.20-46.
  12. Браун Л. Катастрофические изменения и сновидения: трансформация сна от детства до подросткового периода// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.284-297.
  13. Вермот Р. «Сетка», этот плоский костыль!// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.260-272.
  14. Гринберг Л., Сор Д., де Бьянчеди Э.Т. Введение в работы Биона: группы, познание, психозы, мышление, трансформация, психоаналитическая практика/ Пер. с англ. — М.: Когито-Центр, 2007. — 158 с.
  15. Гуч Дж. Психоаналитическая техника с точки зрения У.Биона// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.352-361.
  16. Левин Г. Размышления о катастрофическом изменении// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.273-283.
  17. О‘Шонесси Э. Теория мышления У.Р.Биона и новые техники детского анализа// Журнал практической психологии и психоанализа. — 2008, № 1 — http: psyjournal.ru/j3p/pap.php?id= 20080104
  18. О‘Шонесси Э. Чей Бион?// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.226-236.
  19. Пантелеева И.И. Вина как базовое допущение образования групп (об одном аспекте развития психоаналитического понимания чувства вины)// Зигмунд Фрейд — основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике (К 150-летию со дня рождения Зигмунда Фрейда). Материалы международной психоаналитической конференции 16-17 декабря 2006 г. Москва/ Под ред. А.Н.Харитонова, П.С.Гуревича, А.В.Литвинова. В 2-х т. Т.1. — М.: РПО, 2006. — С.292-300.
  20. Полная библиография работ У.Р.Биона// Идеи У.Р.Би-она в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.387-393.
  21. Психоаналитические термины и понятия: Словарь/ Под ред. Б.Э.Мура и Б.Д.Файна/ Пер. с англ. — М.: Класс, 2000. — С.210-211.
  22. Романов И.Ю. Мышление, опыт и коммуникация в работах Уилфреда Биона// Фiлософськi перипетii: Вiсник Харкiвського нацiонального унiверситету iм. В.Н. Карамзiна. Серiя «Фiлософiя». — 2002. — № 561. — С. 54-61.
  23. Сандлер П.Ц. Источники творчества Биона// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.189-225.
  24. Симингтон Н. Эмоциональная основа для психоанализа// Психоаналитический вестник.
  25. Табак де Бьянчеди Э. Чей Бион? Кто есть Бион?// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.237-246.
  26. Уилфред Бион: штрихи к биографии// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.11-19.
  27. Ферро А. Бион: теоретические и клинические наблюдения// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.247-259.
  28. Ферро А. Значение идей Биона для клинической практики// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.331-351.
  29. Ферро А. Психоанализ: создание историй/ Пер. с итал. — М.: Класс, 2007. — 232 с.
  30. Хиншелвуд Р. Защита и деструктивность// Идеи У.Р.Би-она в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.298-312.
  31. Хиншелвуд Р. Словарь кляйнианского психоанализа/ Пер. с англ. — М.: Когито-Центр, 2007. — 566 с.
  32. Чивитарезе Дж. О концепции Биона «waking dream thought»// Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике. Сборник научных трудов. Материалы международной психоаналитической конференции 13-14 декабря 2008 г. Москва/ Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. — М.: РПО, 2008. — С.362-375.
  33. Bion W.R. A memoir of the future, Book 1: The Dream. — Rio de Janeiro: Imago, 1975. — 231 p.
  34. Bion W.R. A memoir of the future, Book 2: The Past Presented. — Rio de Janeiro: Imago, 1977. — 181 p.
  35. Bion W.R. A memoir of the future, Book 3: The Dawn of Oblivion. — Strath Tay: Clunic, 1979. — 139 p.
  36. Bion W.R. Attention and Interpretation. — London: Tavistock, 1970. — 144 p.
  37. Bion W.R. Cogitations/ Edited by Bion F. — London: Karnac, 1989. — 406 p.
  38. Bion W.R. Development of schizophrenic thought// The international journal of psycho-analysis. — 1956. — Vol.39. — P.306-310.
  39. Bion W.R. Transformations: Change from learning to growth. — London: Heinemann, 1965. — 195 p.
  40. Sandler P.C. Трансформации и инварианты в повседневной клинической практике. — Доклад на Международной психоаналитической конференции «Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике», г. Москва,13-14 декабря 2008 г. (в печати).

[1] Здесь и далее выделено автором. — Прим.ред.

[2] Международная психоаналитическая конференция «Идеи У.Р.Биона в современной психоаналитической практике». г. Москва. 13-14 декабря 2008 г.