К вопросу о половом диморфизме транссексуализма
Московский
Городской
Психоэндокринологический
Центр
30 лет
на страже здоровья
Москва, ул. Арбат, 25/36
+7 (495) 691-71-47
с 9:00 до 21:00
(в выходные с 9:00 до 18:00)
Записаться на прием

К вопросу о половом диморфизме транссексуализма

Г.Е.Введенский, С.Н.Матевосян, Горобец Л.Н.

Москва, Московский городской психоэндокринологический центр

Резюме: Проведено сравнительное исследование 11 лиц с мужским транссексуализмом (МТС) и 18 — с женским (ЖТС) с применением шкалы расстройств половой идентичности. При МТС ведущим нарушением является искажение физического «Я», при ЖТС — искажение психического «Я».

Ключевые слова: транссексуализм, половой диморфизм.

The resume: Comparative research of 11 patients with male’s transsexualism (МtF) and 18 — with female (FtM). The scale of the frustration of sexual identity was used. With MtF the leading disturbance is the distortion of physical «I», with FtM — distortion of mental «I».

Key words: transsexualism, sexual dimorphism

Один из критериев типологии транссексуализма — биологический пол. Уже на ранних стадиях изучения транссексуализма была замечена разница между транссексуалами — биологическими мужчинами (МТС) и транссексуалами — биологическими женщинами (ЖТС). G.Kockott, E.Fahrner [5] выявили, что, независимо от проведенной коррекции пола, лица с ЖТС чаще имели тесные связи с родителями и родственниками, стабильные партнерства, чаще были гомосексуальны и более удовлетворены сексуально, а на момент обращения к врачу они были более социально адаптированными, чем лица с МТС. 80% лиц с ЖТС удовлетворены своей сексуальной жизнью, среди лиц с МТС таковых было только 20% [4].

Обобщая результаты таких сравнительных исследований, А.И.Белкин [1] сформулировал основные различия между МТС и ЖТС:

1) для МТС характерно: снижение или отсутствие интереса к гениталиям даже между 3-5 годами; в подростковом возрасте — бинтование гениталий, выявлены также и объективные показатели пониженной их чувствительности; позднее возникновение слабых эрекций, атония предстательной железы; эрогенные зоны подобны женским — соски, талия; стремление к физической безопасности, необходимость гарантий от телесных травм; избегание драк, повышенная чувствительность к физической боли.

2) для ЖТС характерно: повышенное внимание к гениталиям, фиксация на клиторе, тяга к онанизму; в подростковом возрасте бинтование груди; сильное половое влечение; эрогенные зоны подобны мужским, грудь никогда не бывает таковой; отсутствие заботы о физической безопасности, никогда не избегают драк; пониженная чувствительность к физической боли.

Обследовано 29 человек, обратившихся по вопросу смены пола в Московский городской психоэндокринологический центр. У всех пациентов был диагностирован транссексуализм (F64.0) согласно критериям МКБ-10, из них 11 лиц с МТС и 18 — с ЖТС.

При обследовании применялась шкала нарушений половой идентичности, разработанная аналогично ранее предложенным для мужчин [2] и женщин [3], которая включала следующие параметры:

на этапе базовой половой идентичности:

психическое «Я»:

1. Предпочтение игровой деятельности в группе противоположного пола;

2. Смешанный характер игровой деятельности (предметно-инструментальный и эмоционально-экспрессивный) или не соответствующий полу;

3. Отождествление с персонажами противоположного пола;

физическое «Я»: 4. Предпочтение внешних атрибутов другого пола; 5. Негативное восприятие собственного телесного облика (первичных и вторичных половых признаков);

на этапе половой роли:

психическое «Я»: 6. Отсутствие интереса и непонимание сверстников своего пола; 7. Предпочтение интересов и увлечений, в данной культуре более свойственных другой роли; 8. Элементы гиперролевого поведения (при транссексуализме — роли противоположного биологического пола).

Физическое «Я»: 9. Негативное восприятие физиологических проявлений, естественных для своего паспортного пола; 10. Стремление физически походить на противоположный пол (одежда, внешность).

На этапе психосексуальных ориентаций: 11. Ощущение принадлежности или стремление соответствовать противоположному полу; 12. Предпочтение общения с представителями противоположного пола; 13. Психологическая неудовлетворенность в сексуальных контактах с партнером противоположного пола; 14. Выбор социальной роли естественной в данной культуре для противоположного пола; 15. Выбор сексуальной роли, более характерной для противоположного пола; 16. Интермиттирующие функциональные сексуальные расстройства в нормативных гетеросексуальных контактах (у мужчин — расстройства эрекции, у женщин — отсутствие оргазма, любрикации, проявления вагинизма).

Исследовались взаимосвязи между феноменами нарушений половой идентичности на разных этапах психосексуального развития. Статистическая обработка данных включала вычисление коэффициента корреляции, многомерное шкалирование, иерархический и двойной кластерный анализы. Использовалась программа «Statistica 6.0».

Общими для МТС и ЖТС оказались связи между нарушением на стадии базовой половой идентичности (отождествление с персонажами противоположного пола) и нарушениями физического «Я» (негативное восприятие физиологических проявлений, естественных для своего паспортного пола и стремлением физически походить на противоположный пол) (3-9,3-10, коэффициенты корреляции соответственно 0,76 и 1,0 — здесь и ниже при р<0,01).

При МТС коррелируют:

1) нарушения физического «Я» на разных этапах психосексуального развития: негативное восприятие собственного телесного облика и стремление физически походить на противоположный пол (5-10 коэф. корр. 1,0);

2) нарушения психического «Я» на этапах половой роли и психосексуальных ориентаций

: отсутствие интереса и непонимание сверстников своего пола; — интермиттирующие функциональные сексуальные расстройства в гетеросексуальных контактах (6-16 коэф.корр. 1,0);

3) нарушения физического «Я» (предпочтение внешних атрибутов другого пола) с нарушениями на этапе психосексуальных ориентаций (предпочтение общения с лицами противоположного пола — выбор социальной роли естественной в данной культуре для противоположного пола) (Диаграмма 1 — кластер 4-12-14).

Диаграмма 1. Результаты многомерного шкалирования у лиц с МТС

image002

Диаграмма 2. Результаты двойного кластерного анализа у лиц с МТС

image004

Результаты двойного кластерного анализа (по переменным и по случаям) позволяют выделить два типа связи переменных у пациентов: 1) стремление физически походить на противоположный пол — предпочтение общения с другим полом (10-12); 2) смешанный характер игровой деятельности или не соответствующий полу — негативное восприятие физиологических проявлений, естественных для своего паспортного пола (2-9).

Таким образом, при МТС ведущее нарушение — искажение физического «Я», однако в одном варианте оно вторично и появляется позже искажения психического «Я» на этапе базовой идентичности, в другом — первично и появляется на этапе половой роли.

При ЖТС коррелируют:

  1. нарушения психического «Я» на этапе базовой идентичности (отождествление с персонажами противоположного пола — 3-8 коэф.корр.0,32) — с элементами гиперролевого поведения;
  2. нарушения физического «Я» на этапе половой роли (негативное восприятие физиологических проявлений, естественных для своего паспортного пола — 8-9 коэф. корр. 0.32) и стремление физически походить на противоположный пол — 8-10 коэф. корр. 0,32) связаны с элементами гиперролевого поведения;
  3. нарушения психического «Я» на разных этапах развития (отсутствие интереса и непонимание сверстников своего пола — ощущение принадлежности или стремление соответствовать противоположному полу — 6-11 коэф. корр. 0,29).

Диаграмма 3. Результаты многомерного шкалирования у лиц с ЖТС

image006

Диаграмма 4. Результаты двойного кластерного анализа у лиц с ЖТС

image008

Результаты двойного кластерного анализа позволяют говорить о двух вариантах сочетания отождествления с персонажами противоположного пола: 1) с другими проявлениями искажения психического «Я» на этапе базовой идентичности; 2) с нарушениями физического «Я» на этапе половой роли.

Таким образом, ведущим, первичным нарушением при ЖТС является нарушение психического «Я» на этапе базовой идентичности, которое на этапе половой роли может осложняться искажением физического «Я».

В целом полученные результаты свидетельствуют о различных патогенетических механизмах половой дисфории у лиц с МТС и ЖТС, что должно учитываться при лечебно-реабилитационных мероприятиях.