Профессор психиатрии: «Каждый может стать лучше и гармоничнее»
Московский
Городской
Психоэндокринологический
Центр
30 лет
на страже здоровья
Москва, ул. Арбат, 25/36
+7 (495) 691-71-47
с 9:00 до 21:00
(в выходные с 9:00 до 18:00)
Записаться на прием

Профессор психиатрии: «Каждый может стать лучше и гармоничнее»

Matevosyan
Интервью с российским психиатром Степаном Матевосяном — психотерапевтом, психоаналитиком, сексологом, директором Московского городского Психоэндокринологического центра, доктором медицинских наук, профессором.

— Доктор, когда человек может почувствовать, что ему пора к психологу?
— Немного перефразировав Зигмунда Фрейда, скажу, что здоровый человек тот, кому ничто не мешает любить и работать. Вот когда в жизни человека наступает момент, когда эти краеугольные возможности начинают выпадать и человек становится неспособным к ним, тогда, считаю, и нужно обратиться за помощью. Не говорю уже о том, что обращаться к психологу, в принципе, всегда может быть полезно. Для саморазвития — каждый человек может стать лучше и гармоничнее. И это будет весьма полезной и увлекательной работой над собой.
На практике диапазон проблем, из-за чего обращаются к психологам, безграничен. Это могут быть переживания различных стрессовых ситуаций, таких, как смена работы, развод, насилие, наличие тяжелого телесного заболевания или утрата, смерть близкого человека. Это также могут быть трудности в межличностных контактах, переживания трудного периода жизни, возрастного кризиса и многое другое.
На самом деле распространенность психических расстройств гораздо выше, чем это может показаться на первый взгляд. Нередко думают, что психические болезни — это что-то редкое и страдают ими отдельные маргинальные группы людей. Но это вовсе не так. По данным ВОЗ, у 30% обращающихся за помощью в поликлиники или амбулатории (то есть к врачам общего профиля) выявляется психическое расстройство. Минимум 5% населения Земли страдает хроническими психическими расстройствами и нуждается в постоянном наблюдении психиатра. Если выборочно провести обследование среди населения, то психические нарушения обнаружатся у каждого четвертого или третьего человека, а у 100% людей на каком-либо этапе жизни требуется помощь психиатра. Представьте, только 350 млн человек в мире страдает депрессией. Эта болезнь на первом месте среди причин неявки на работу. Есть мнение, что если не принять своевременные меры, то уже к 2020 году депрессия парализует экономику самых развитых стран. Я уже не говорю о том, что это заболевание является основной причиной самоубийств. 1 миллион человек ежегодно в мире кончает жизнь самоубийством. Известно, что от суицида погибают больше людей в мире, чем от войн, террористических актов и несчастных случаев вместе взятых. Депрессия занимает второе место по смертности после сердечно-сосудистых заболеваний.

— Есть ли принципиальные различия между посещением психоаналитика, психолога и психиатра?
— Ну, чтобы ответить на этот вопрос, попробую кратко рассказать, чем они занимаются. Психолог — это специалист, не имеющий медицинского образования, то есть психолог — не врач. Одно из направлений в психологии — клиническая (медицинская) психология. Клинические психологи помогают врачам в диагностике психических заболеваний, проводят научные исследования, изучая психические явления и их связь с болезнями. Многие клинические психологи также консультируют, проводят психологическую коррекцию, а точнее — психотерапию. Не будучи врачом, естественно, психологи лекарств назначать не могут, поэтому их способ лечения — это различные психотерапевтические методы, то есть лечебное воздействие на психику человека безлекарственным, словесным образом.
Психоаналитик — это или врач-психиатр, или психолог, или представитель иной гуманитарной профессии, прошедший специальную психоаналитическую подготовку. Метод психоаналитика опирается на базовую в психологии теорию психоанализа. Суть ее в том, что поведением человека управляет бессознательное. В своей работе психоаналитик опирается на знание того, что самые ранние, начиная с младенческих лет, отношения с родительскими фигурами, опыт переживания утрат, любви, сексуальности, осознание смерти формируют вытесненные в бессознательное представления. Последние, в свою очередь, могут быть источником внутренних конфликтов и привести к различным болезненным проявлениям. Психоаналитик тоже, как и психолог, использует методы психологического консультирования, но главным образом его работа рассчитана на ту часть психики, которая не осознается, но при этом управляет нашими мыслями и поступками. Психиатр же — это врач, в компетенции которого диагностика, лечение и профилактика психических расстройств. Психиатр имеет преимущество перед психологом и психоаналитиком в том, что кроме того, что делают они, он также может назначать лекарства (психофармакотерапия). Психиатр может сочетать лекарственные и безлекарственные методы или использовать только один из этих подходов. В этом разница.
В Германии, например, используют понятие «психологический психотерапевт» — это психотерапевт с психологическим образованием, и «врачебный психотерапевт» — психотерапевт с медицинским образованием. Кстати, создатель психоанализа, гениальный Фрейд, будучи врачом-неврологом, не считал, что психоаналитик обязательно должен иметь медицинское образование, и когда судили известного венского психоаналитика Теодора Райха за «шарлатанство», т.к. у него не было врачебного диплома, Фрейд выступил в его защиту.

— Не находите ли вы, что психиатры и сегодня лечат своих пациентов приблизительно так же, как и 40-50 лет назад?
— Почему 40-50? Почему не 4-5 тысяч лет назад? Есть методы, которые использовали еще жрецы Древнего Египта. Например, задолго до изучения и использования Жаном Мартеном Шарко гипноза жрецы Древнего Египта и Индии практиковали техники, которые вошли в принцип гипнотерапии. А в основе метода психоанализа лежат подходы, которые веками используются в религиозных практиках. Например, исповедь. Ведь аналитик в ходе своих сеансов («на кушетке») дает возможность осознать (вывести на уровень сознания) бессознательные представления, что за счет последующей сильной эмоциональной реакции «очищения» (катарсиса) способствует облегчению состояния больного.
Вообще в психиатрии есть, на мой взгляд, три выдающихся открытия, которые в дальнейшем способствовали ее развитию как науки. Первое — это снятие цепей с психических больных, благодаря французскому психиатру Филиппу Пинелю, в конце 18-го века (в те времена душевно больных держали закованными цепями) и идея его коллеги Кабаниса о том, что никто не имеет право посягать на свободу психически больного человека. И это не только большой гуманный акт, но и сделало возможным изучение психических заболеваний. В результате психиатрия обрела объект своего исследования. Вторым важным моментом стало рождение в начале 20-го века психоанализа (спасибо Фрейду), основной предпосылкой которого явилось разделение психики на сознательное и бессознательное. Благодаря этому появилась возможность понять некоторые важные патологические процессы психической жизни человека.
В последующем концепцию бессознательного развивали многие исследователи психики человека, такие, как Юнг, Адлер, Ференци, Клайн, Бион и другие. Хотя в современном мире существует много других направлений (например, экзистенциальная психотерапия, когнитивно-поведенческая терапия, гештальт-терапия), и, возможно, более эффективных применительно к определенным состояниям, нежели психоанализ, тем не менее последнее внесло значительный вклад в развитие психотерапии. Третьим великим открытием стало изобретение в 1952 году лекарств, с помощью которых стало возможным лечение ряда психических заболеваний (и тут тоже отличились французские коллеги). И начиная с этого времени фармакология психиатрии интенсивно развивается. Появляются все новые лекарства. Многие проявления психических болезней достаточно быстро и эффективно излечиваются благодаря лекарствам. Правда, вместе с совершенно новыми лекарствами применяются и те, которые были получены около 70 лет назад. И даже в ряде случаев они оказываются незаменимыми, например, соли лития, которые были открыты для лечения маниакально-депрессивного психоза еще 1949 году.
Таким образом, вследствие развития фармакотерапии лечение продвинулось заметно вперед по сравнению с тем, что мы имели 40-50 лет назад.

— Сейчас нередко говорят о кризисе в психиатрии...
— Да, некоторый кризис наблюдается. О нем говорят психиатры, но и ищут пути его разрешения. Например, ряд диагнозов, которые ставили раньше, стал пересматриваться. Изменился взгляд по отношению к ним. То есть была болезнь, а теперь ее вроде нет, или называется иначе и подходы к лечению остаются спорными. Многие лекарства, несмотря на их эффективность, имеют множество побочных эффектов, остаются неизвестными причины ряда психических заболеваний. Поэтому намечается тенденция к тому, чтобы пациенты первично обращались к психологу или психотерапевту, а уж затем, при необходимости, к психиатру. Так можно будет оказать помощь большему числу людей без их стигматизации (т.е. негативного социального последствия диагноза, связанного со сложившимся в обществе стереотипным восприятием психической болезни).
Можно надеяться, что дальнейшее развитие нейронаук, дальнейшие открытия в изучении головного мозга откроют новые возможности для лечения многих психических болезней, причины которых до конца неизвестны по сегодняшний день (например, таких, как шизофрения и биполярное аффективное расстройство).

— Есть случай в вашей практике, о котором вы часто рассказываете своим студентам?
— Так как большинство студентов станут не психиатрами, а врачами других профилей, то мы стараемся внушить им мысль, что, во-первых, с психиатрической патологией они будут встречаться практически каждый день И очень важно это знать и не упустить пациента, который нуждается в такой помощи. Например, многие варианты депрессий «скрываются под маской» телесного (физического) заболевания. Например, обращается к терапевту больной с гипертензией (частыми приступами повышения артериального давления). Высока вероятность того, что больной страдает депрессией, одним из симптомов которого может быть высокое давление. Кардиологи и терапевты в поликлиниках нередко рутинно назначают в таких случаях лечение от гипертонии, убеждают, что нужно принимать такое лечение пожизненно и пр., в результате и болезнь не вылечена, и нанесен вред организму. Второе, любой больной нуждается в психотерапии. Невозможно лечить тело без учета психики. Как телесные заболевания влияют на психику человека, так и наоборот — психические на телесные.
Однажды коллеги попросили посмотреть пациента. Мужчина лет 35 обратился с просьбой поменять ему пол. Ничего необычного в этом, в принципе, нет, так как есть такие пациенты, которым проводится перемена пола по медицинским показаниям. Но у этого гетеросексуального, более того, «мачообразного» молодого человека не было никаких признаков транссексуализма. В этом была сложность. Надо было провести дифференциальную диагностику ряда заболеваний, при которых может возникнуть осознание себя лицом другого пола и желание смены пола. Но как его ни обследовали, ничего (никаких нарушений половой самоидентификации) не находили. И в итоге оказалось совершенно иное. Мужчина страдал патологической ревностью, точнее, бредом ревности (это одна из наиболее опасных форм бреда, при которой часто бывает агрессивное поведение, убийства). В воображении этого человека его жена изменяла ему. Но изменяла не с мужчинами, а с женщинами (то есть была, по его мнению, лесбиянкой). Выяснилось, что до обращения к нам он увез жену в Корею. Они вместе работали на фабрике, где были только мужчины. Там был закрытый режим работы. Где работали, там и жили. И в течение 5 лет он практически держал ее взаперти. Это было организовано им специально, чтобы отгородить жену от общения с женским полом. Но и в этом случае, как он был уверен, жене удавалось изменять ему. Вернувшись на родину, его «озарило»: чтобы жена была ему верна и ее не тянуло к женщинам, ему самому нужно сменить пол. По этой причине он обратился к психиатрам с симуляцией транссексуализма. Этот случай учит тому, что всегда надо копать глубже. За явными признаками могут стоять совершенно иные причины.

— Можно ли вылечить душу? Ведь так, кажется, говорят о людях, у которых возникают проблемы с головой?
— Это тема причины и следствия. А если серьезно, для древних греков, которые не сомневались в наличии души, такого вопроса не существовало. Они считали душу первичной по отношению к физическому телу системой, и поэтому было логично искать причины болезней в духовных предпосылках. Как бы там ни было, верим ли мы в существование души или нет, знаем ли — в каких соотношениях находятся «душа» и головной мозг, называем ли мы душой весь наш прошлый психологический опыт и нашу личность, мы в любом случае являемся носителями этой самой души. Поэтому нужно лечить человека с учетом его биологии (мозг), психологии (личность) и социальных условий (среда, воспитание).
Кстати, есть достаточно известная современная концепция (один из авторов — наш соотечественник, профессор философии Акоп Назаретян) о том, что человечество как биологический вид находится на грани деградации. Которая будет либо необратимой, либо перерастет из планетарной эволюции в космическую, сопровождающуюся становлением симбиозного «сверхчеловеческого» разума. Это путь к кибернетическому бессмертию человека. Наши личность, разум и душа в таком случае будут записаны на цифровых носителях.
Тогда со здравоохранением все станет проще. Кнопка самоперезагрузки «неочеловека» (или киборга) обновит его программное обеспечение. А если посерьезнее: поживем — увидим...

Беседовал Ашот Газазян («Здоровье», ПЯТНИЦА № 7, 15 мая 2015 г.)

Источник: http://urbattert.am/профессор-психиатрии-каждый-может-с/