Содержание
Московский
Городской
Психоэндокринологический
Центр
Уважаемые посетители! Просим вас в случае признаков простуды воздержаться от посещения Центра. Благодарим за понимание!
+7 (495) 691-71-47
+7 (926) 716-64-69

с 9:00 до 21:00
Без выходных
Записаться на приём
Записаться на прием

Легкое и одержимое диссоциативное расстройство: тонкая грань

Диссоциативное расстройство чаще называют раздвоением или расщеплением личности. Проще говоря, когда в больном человеке одновременно уживается несколько «персонажей», два и более. Каждый случай уникален – это новая история, новый сценарий, ведь отдельный пациент порождает свои, не похожие на чужие, субличности. Это игра разума, и непонятно, почему он сконструировал именно этих «героев».

ДРЛ противоречиво. С одной стороны, оно постоянно на слуху: на эту тему написано множество книг, многие из них экранизированы и номинированы на престижные кинопремии. Здесь обязательно следует упомянуть знаменитую тройку: «Три лица Евы», «Сивилла» и «Множественные умы Билли Миллигана». С другой стороны, некоторые психиатры до сих пор ставят под сомнение существование подобного диагноза.

Чередующиеся личности 

Диссоциативное расстройство объединяет в себе несколько психических состояний:

  • диссоциативная амнезия;
  • диссоциативная фуга;
  • деперсонализация;
  • диссоциативное расстройство идентичности.

В совокупности они образуют смешанное конверсионное расстройство. Но именно последний вариант является привычной его характеристикой. Его определяют как присутствие в одном человеке сразу нескольких личностей. Им дают различные названия:

  • субличности;
  • эго-состояния;
  • альтер-личности.

Их количество в одном человеке неограничено. Описаны случаи, когда число субличностей доходило до сотни. Они поочередно сменяют друг друга. Каждая субличность – отдельный персонаж, со своей гендерной принадлежностью, возрастом, расой, привычками, способностями. Это как будто разные люди, которые даже могут разговаривать на разных языках, совершенно не похожие между собой.

Не все альтер-личности знают о существовании друг друга. Одни являются более активными, проявляются чаще остальных, другие приходят реже. Эго-состояния попеременно сменяют друг друга, поэтому расстройство еще называют чередующейся личностью.

Как уже упоминалось, все субличности очень разные. Они наделены своим характером, уровнем интеллекта, мировоззренческими взглядами. Обычно бывает так: есть главная личность, изначальная, живущая своей жизнью. При переживании сильных, ярко выраженных эмоций (страх и ужас, агрессия, вина и стыд, возбуждение, а также гнев, ярость, боль, разочарование), происходит замена основной идентичности на одну из субличностей.

Чем ярче и противоречивее эмоции, тем сложнее диссоциированной личности справиться с ними без защитного механизма. Именно такая форма расстройства называется одержимой. Каждое из эго-состояний овладевает человеком, и это становится заметным для окружающих, ведь новая личность ведет себя совершенно по-иному.

Считается, что формирование новых альтер-состояний – это результат действия защитного механизма психики, называемого диссоциацией. В норме такой процесс адаптационный, защищающий нас от тяжелых потрясений, сильных негативных эмоций. Благодаря диссоциации человек забывает о травмирующем событии или воспринимает его так, будто это произошло не с ним. Обычно в такой ситуации люди так и говорят: «Это как будто происходило не со мной».

Диссоциация возникает в ответ на сильный стресс, в те минуты, когда от индивида требуется самоконтроль и самообладание. Взглянув со стороны на ситуацию, он получает возможность более трезво оценить ее, но эмоциональная сторона при этом искажается.

Диссоциация помогает справиться с негативными эмоциями. Чаще она включается у людей с лабильной, то есть нестабильной психикой.

Подобная психологическая защита в норме – кратковременный эпизод. Вскоре человек возвращается в привычное состояние. Патология начинается, когда диссоциативная защита как бы поглощает личность, и человек теряет контроль.

Именно диссоциация лежит в основе всех диссоциативных расстройств. Людей, которые используют ее в качестве защитного механизма, негласно называют мастерами самогипноза. Не каждый способен в стрессовой ситуации совершить подобное перевоплощение, перейдя из одной ипостаси в другую. Это, своего рода, талант – вводить себя самостоятельно в гипнотическое состояние.

С помощью защитного механизма мозг человека с ДРИ пытается облегчить ему жизнь, чтобы самые тяжелые моменты в жизни за него переживал кто-то другой.

Как распознать диссоциативное расстройство

Пациентов с ДР объединяют следующие признаки:

  • амнезия на события школьных лет;
  • провалы в памяти, дезориентация во времени;
  • путаница с датами;
  • заявление о себе в третьем лице;
  • ощущение посторонних шумов в голове, наличие голосов;
  • невозможность объяснить появление определенных вещей в доме;
  • с больным здороваются люди, называют его по имени, но он их не знает;
  • близкие рассказывают эпизоды с их участием, о которых пациенты не помнят;
  • внезапное, неконтролируемое появление непонятных мыслей, будто не принадлежащих больному.

Помимо основных признаков, существуют общие симптомы, такие как:

  • головные боли, расстройства сна;
  • нестабильность настроения;
  • пищевые расстройства;
  • панические атаки;
  • тревога и фобии;
  • депрессии, суицидальные попытки;
  • сексуальная дисфункция;
  • самоповреждения.

Существует множество примеров пациентов с ДРИ, каждый из которых неповторим. Вот история девушки, в которой уживалось сразу 12 других Я. Одна из них – маленькая девочка трех лет, любившая клубничную жвачку и мультик про маленького пони. Она могла разбудить родителей среди ночи, чтобы попроситься на прогулку или показать свой рисунок. Сутками смотрела телевизор, разрисовывала стены.

В противоположность малышке существовала злостная женщина, заставлявшая девушку наносить себе увечья. Это происходило как наказание за неправильные поступки основной личности. С другой стороны, эта субличность вставала на защиту, если присутствовала угроза. Однажды молодой человек пытался поднять руку на девушку, тогда вмешалась злостная женщина, прижав парня к стенке.

Еще одно альтер-состояние – также молодая девушка. Она харизматичная, общительная, любит быть в центре внимания. Такие черты противоречат характеру хозяйки. Поначалу девчонки не ладили, и эпатажная субличность норовила сделать что-нибудь наперекор основной: перекрасить волосы в неподобающий вид, одеться не к месту. Тогда «основная» девушка решила подружиться с ней. И с тех пор они сосуществовали в ладу. Бунтарка, замещая ее, могла ходить на учебу, заниматься привычными бытовыми делами. В общем, вела себя достойно.

Встречаются и вовсе казусные случаи. В суде встретились обвиняемый и пострадавший – оба с ДРИ. Обвиняемый – зрелый мужчина, ему предъявляют обвинения в незаконном проникновении в жилье пострадавшей женщины и совершении по отношению к ней акта сексуального насилия. Мужчина свою вину отрицает, утверждая, что действия были совершены одной из его 30-ти субличностей – Спиритом с одной из других «Я» потерпевшей – Лаурой.

Легкая степень заболевания

ДРЛ может проявляться и в легкой степени. Суть в том, что больной является целостной личностью, и явных субличностей, периодически по очереди занимающих его сознание, у него не наблюдается. Однако в его поведении присутствуют некоторые странности.

Человек совершает поступки, идущие вразрез с его привычным способом жизни. Впоследствии больной не в состоянии дать им рациональное объяснение, почему он поступил именно таким образом. Одним и тем же вещам, поступкам дает противоречивые характеристики. В один момент высказывается о чем-либо предосудительно, критикует, в другой – кардинально меняет мнение, совершает поступки, которые ранее осуждал.

Поведение личности с легкой степенью расстройства нестабильное, непредсказуемое, резко меняется на противоположное. Например, робкая, застенчивая девушка в один момент превращается в эпатажную, раскрепощенную барышню, или спокойный, толерантный начальник вдруг становится похож на злобного пса.

Если при одержимой форме смена других «Я» четко видна для окружающих, наблюдается резкая смена поведения, то в легкой форме заболевания они проявляются не так явно. У больного меняется самоощущение и самовосприятие. Появляется чувство, что он смотрит на себя со стороны. Эмоции, ощущения, возникающие у него, осознаются как посторонние. Пациент ощущает себя посторонним наблюдателем: он вроде бы смотрит фильм и не в состоянии влиять на сюжет.

Сигналом смены субличностей становится изменение вкусовых предпочтений: ранее нелюбимый продукт превращается в излюбленное блюдо. Происходит также смена имиджа, интересов, хобби. Через некоторое время все возвращается на свои места.

Пациенты могут сообщать о непривычных самоощущениях: их тело им не принадлежит, над ним теряется контроль. Женщины ощущают себя в мужском теле, мужчины – наоборот. Созревают мысли и эмоции, сбивающие с толку. Порой неожиданно рождается целый поток неконтролируемой информации, с которым сложно справиться и вычленить из него что-то значимое. В целом появляются дискомфортные, пугающие и неожиданные чувства.

Случаются разного рода галлюцинации: слуховые, зрительные, тактильные, обонятельные, вкусовые. Их отличие от галлюцинаций при других психотических расстройствах заключается в характере восприятия: больному кажется, что их ощущает за него кто-то другой.Ведущие симптомы легкого диссоциативного расстройства

Основными проявлениями легкой формы ДРИ становятся:

  • диссоциативная амнези
  • фуга;
  • деперсонализация.

Диссоциативная амнезия проявляется забыванием, невозможностью вспомнить важные факты собственной биографии. Но, вытесняясь из сознания, эти факты способны влиять на поведение индивида. Например, ребенок в детстве терпел издевательства от близкого родственника. Его систематически запирали в сарае или гараже. Сознание вытеснило подобные воспоминания. Но, находясь во взрослом возрасте, человек не понимает, почему испытывает устрашающие ощущения, проходя мимо, попадая внутрь подобных построек.

Встречается локальная амнезия, когда забываются определенные события, ограниченные строгими временными рамками. Это может быть травмирующий эпизод из детства. Неважно, сколько он длился, несколько минут или несколько десятилетий, но этот временной промежуток выпадает из памяти.

Генерализованной амнезии подвергаются чаще молодые женщины. Забывается вся информация, связанная с личной жизнью: кто они, откуда родом, чем занимались, профессия, кто их близкие и т.д., утрачиваются ранее освоенные навыки.

Непрерывная потеря памяти подразумевает забывание любого события моментально после его осуществления. Больной не помнит, что делал несколько минут, часов, дней назад, забывает, что говорил. Существует также систематизированный вид амнезии, когда пробелы в памяти захватывают определенное направление: забывается вся информация об определенном субъекте, предмете, событии.

Часть пациентов осознает наличие пробелов в памяти, другие и не подозревают о такой особенности. Больной узнает об амнестических эпизодах только со слов окружающих.

Находясь в  диссоциативной фуге, человек утрачивает ориентацию в собственной идентичности, погружается в состояние озадаченности. В подобном состоянии он способен прибывать от нескольких минут до неопределенного промежутка времени.

Если фуга кратковременная, то это выглядит как прогул на работе или будто человек пропал на несколько дней. При длительной фуге больной оставляет семью, постоянное место проживания, уезжает с привычного места жительства, меняет имя, работу, но делает это, естественно, неосознанно. Считается, что так личность пытается избавиться от ощущения высокого дискомфорта, полученного в результате травмирующего опыта или позорной ситуации.

Согласно другой теории, фуга – способ реализации тайных желаний индивида.

Яркий пример – история, описанная психологом Джемсом в 1890 году. Ансел Бурн проживал в Род-Айленде, работал плотником. Однажды он исчез на два месяца, и о мужчине ничего не было известно. Он обнаружил себя в Пенсильвании, назвавшись своим именем, но не помнил событий последних 2-х месяцев. Вернувшись домой, ему удалось их восстановить в процессе гипноза. Оказалось, что живя в Пенсильвании, мужчина являлся владельцем небольшого магазинчика.

Когда больной находится в состоянии фуги, он ведет себя вполне адекватно. Но, выходя из него, пребывает в растерянности, напуган, не понимает, как оказался в данных обстоятельствах, что здесь делает. Большинство вспоминает свою прошлую жизнь, возвращаются к ней. Часть больных затрудняется восстановить события прошлого.

Состояния деперсонализации и дереализации – отрыв от собственной личности или окружающей действительности. Они развиваются в молодом возрасте, до 25 лет.

Деперсонализация характеризуется нарушением восприятия собственного «Я». Больные ощущают, что как будто пребывают не в своем теле. Их движения, мысли и эмоции неподконтрольны им. Становится сложно описать собственные ощущения, появляются пробелы в воспоминаниях. Человек кажется отстраненным. По сути, превращается в робота, все исполняющего на автомате.  Общее впечатление – потеря контроля, пребывание в чужом теле.

Дереализация проявляется нарушением восприятия окружающего мира. Больной   оторван от реальности. Звуки, краски могут казаться тусклыми, безжизненными или, наоборот, слишком яркими, резкими, гипертрофированными. Появляется чувство окружения туманом, облаком или будто между миром и личностью находится прозрачная стена.

В подобных состояниях пациент способен находиться от нескольких минут до нескольких лет. Интересно то, что индивид вполне отдает себе отчет, что подобное восприятие себя и мира субъективно. Но, с другой стороны, это причиняет им неудобства, вызывает чувство дискомфорта. Появляется страх сойти с ума.

В целом, даже легкая степень ДРИ разрушает целостность личности. Нарушает связь между восприятием, вниманием, памятью и мышлением, дезорганизует психику.

Как возникает смешанное конверсионное расстройство

Любая форма СКР, легкая или одержимая, провоцируется в детском возрасте. Детская психика очень подвержена влиянию, поскольку основательно еще не сформирована. Она не обладает стойкостью, целостностью и интегративностью подобно взрослой.

Психика ребенка формируется и стабилизируется в процессе развития, под контролем взрослых. Когда ребенок окружен достаточной заботой и вниманием, не ощущает дефицита информации, но имеет опору в качестве взрослых близких, его психика строится постепенно, в окончании превращаясь в многоуровневую целостную структуру. Малыш превращается в личность, высокоразвитую и независимую.

На формирование личностного единства оказывает влияние и личный опыт. К сожалению, не все дети растут в благоприятных условиях. Главной причиной развития ДРЛ становится детский абьюз и перенесенный вместе с ним сильнейший стресс.

Abuse  в переводе с англ. означает «оскорбление» или «злоупотребление». Подобным абьюзом становится примененное насилие в сторону детей, физическое или сексуальное, одномоментное или повторяющееся систематически.

Для ребенка подобное отношение – сильнейший стресс. В нем одновременно зарождаются противоречивые чувства. С одной стороны, он ощущает вину: со мной так поступают, потому что я плохой, я что-то сделал не так. С другой стороны, жестокость и боль зарождают гнев.

Амбивалентные чувства буквально раздирают сознание. Жестокость мешает детской психике достичь единства. В итоге, необходимого взаимодействия психики и жизненного опыта не происходит, у ребенка отсутствует общая картина мира. Все элементы сознания разобщены. Подобной личности сложно приспособиться к существованию. Поэтому у нее формируются собственные адаптивные механизмы – отстраненность и уход в себя, отрыв от реальности и формирование новой субличности. Последняя помогает справиться с непонятными чувствами. Так ребенок защищается от агрессивной реальности. На каждом этапе новой порции агрессии может формироваться новая альтернативная личность.

Пусковым механизмом становится не только насилие, обращенное в сторону детей, но и стресс, связанный с потерей близкого человека, перенесенной катастрофой, заболеваниями, или когда индивид стал свидетелем насилия над другим человеком.

Любая форма смешанного конверсионного расстройства формируется как адаптационный механизм психики в ответ на воздействие сильнейших стрессовых факторов, с которыми самостоятельно личность не в состоянии справиться.

ДРЛ по-прежнему остается одним из самых загадочных явлений в психиатрии. Психиатры и психотерапевты до сих пор ведут споры о реальности его существования. Одни подтверждают его существование данными, полученными в результате многочисленных исследований подобных личностей и сбора анамнеза их жизни. Другие, не потрудившись заглянуть в корень проблемы, принимают проявления расстройства за истерию.

Высказывается мнение, что ДРЛ является ятрогенным, то есть спровоцированным самими психотерапевтами заболеванием. Якобы вопросы по типу: «замечали вы, что периодически теряете контроль над собственным сознанием, или определенная часть вас будто живет по иному сценарию», становятся своеобразным внушением.

Что касается лечения расстройства, то наиболее действенным способом по-прежнему считается гипноз. Он позволяет наладить контакт с существующими альтер-личностями, помочь пациенту их контролировать, к примеру, ведя дневник.

Обязательно подключают медикаментозную терапию. Она стабилизирует состояние больного, борется с проявлениями депрессии, тревожности, суицидальных наклонностей. После уравновешивания состояния пациента переходят к терапии, направленной на интеграцию, достижение единства личности и облегчения ее коммуникации в обществе.

Большой популярностью пользуется метод восстановленных воспоминаний, осуществляемый с помощью гипноза. Он дает возможность «вынырнуть» на поверхность подавленным воспоминаниям. Для этого больному предлагается представить предполагаемые травмирующие обстоятельства. Так терапевт пытается выяснить причину диссоциации.

Однако метод имеет достаточно противоречивую славу. Известны случаи, когда восстановленные якобы истинные воспоминания разрушали семьи, становились причиной судебных исков, когда член семьи незаконно обвинялся в предосудительных действиях по отношению к ребенку.

Это лишний раз доказывает, что работа с чередующейся личностью требует серьезного подхода и большого багажа знаний для плодотворного сотрудничества.